Eleonore (eleonored) wrote,
Eleonore
eleonored

К 14 июля - статья Флоранс Готье

Хочу предложить вашему вниманию статью известного французского историка Флоранс Готье, представляющую собой текст ее выступления в Аррасе 26 июня 1994 г., и опубликованную Аррасским Обществом друзей Робеспьера.  Предполагаю в дальнейшем откомментировать ее и разместить в библиотеке Гостиной. Перевод - мой.

Флоранс Готье
Робеспьер – создатель теории Прав человека и гражданина своего времени

 Florence GAUTHIER

 Robespierre Inventeur des Droits de l'Homme et du Citoyen de son Temps  

 Arras, 1994

  Почему так трудно в XX веке говорить о Робеспьере?

  Почему этот человек сделался объектом стольких клевет?

История клеветы против него, накопившейся за два столетия, заслуживает того, чтобы быть рассказанной.

 

В двухсотлетний юбилей II года, на который приходится наиболее напряженная политическая деятельность Робеспьера и его смерть, я приму за критическую точку отсчета номер журнала «L' Histoire», который не постеснялся написать на обложке: «Робеспьер портрет одного тирана». Мы находим там статью Франсуа Фюре с сенсационным названии: «После Робеспьера – Сталин»; заглавие это дано, скорее всего, редакцией журнала, так как позиция Фюре более нюансирована. В действительности, он с полным правом отказывается делать из Робеспьера прототип Сталина и предостерегает от поспешных сравнений между французской Революцией, большевистской Революцией и Сталинизмом. И это уже прогресс.

В том же журнале помещена статья Патриса Гениффе, в которой утверждается, что политические взгляды Робеспьера якобы не отличались оригинальностью.

Это простое бездоказательное утверждение, кажется, позволяет автору уклониться от представления политических взглядов Робеспьера. Этот выглядит весьма курьезным для историка.

В действительности Революция была, по меньшей мере, политической революцией, и революцией в том, как делать политику. И это, как минимум, следует объяснить.

Между тем, автор, уклонившийся от представления идей Робеспьера, говорит о власти, которую якобы осуществлял этот последний. Но эта власть не опирается на политические институции того времени, которые также не представлены. Власть выглядит здесь как нечто иррациональное, необъяснимое. Оказываемся ли мы в области невыразимого?

Этот подход основывается на априори тиранической концепции политики: власть обладает темной, загадочной природой, наподобие власти тиранов, которая отправляется втайне.

Этот подход не призывает читателя приложить усилия для анализа и понимания, но низводит его до уровня, эмоционального: Робеспьер здесь представлен как соблазнитель толп. Культ личности вписан в это магическое видение власти и политики, присущее автору.

 

 

* * * * *

Печально, что в этой стране, в 1994 году, историк опирается на столь упрощенную политическую концепцию. Печально, потому что Французская революция определенно является опытом искоренения тирании.

 

 

Что есть тирания для революционеров 1789 года?

Это произвольная власть индивида.

 

Что есть деспотизм?

Это произвольная система организации гражданских властей.

Монархия божественного права имела деспотическую природу: король был ответствен только перед Богом. Но он должен был уважать фундаментальные законы королевства. Однако его безответственность легко позволяла деспоту выйти за эти чисто духовные границы, и стать тираном.

Устанавливая Декларацию прав человека и гражданина, Революция намеревалась покончить с деспотизмом и тиранией, которые основывались на практической теории власти, не имеющей иных границ, чем чистая мораль, и, следовательно, не имеющей права.

Принцип народного суверенитета разрушал принцип божественного права и возвращал суверенитет народу как общее благо.

Вот сущность республики: суверенитет как общее достояние народа, а не как наследие одной семьи. Цветок лилии был отныне не принадлежностью королей, но правом народов.

Таким образом, принцип народного суверенитета, сопровождался разделением между политикой и теологией, и закладывая основы секуляризации.

В центре доктрины прав человека и гражданина оказывается свобода совести. Мораль и теология также разделяются.

В этом смысле, Декларация прав человека и гражданина делала основой общественного договора защиту индивидуальных прав (свобода совести) и коллективного права народного суверенитета.

По отношению к деспотизму, или монархии, законодательная власть, контролируемая гражданами, была выражением общественного сознания. Поэтому Декларация прав человека и гражданина, опираясь на опыт Голландии и Англии, устанавливала принцип верховенства законодательной власти.

Исполнительная власть рассматривалась как опасная по своей природе. Действительно, деспотизм в XVIII веке характеризовался совмещением функций законодательной и исполнительной власти в лице короля.

Следовательно, исполнительная власть должна была непосредственно подчиняться законодательной, нести перед ней ответственность, то есть быть контролируемой, быть обязанной перед ней отчитываться, таким образом, с необходимостью лишаясь возможности вредить.

Во время Революции, исполнительная власть воспринималась с глубоким недоверием. Термин монархия использовался как эквивалент неконтролируемой исполнительной власти. Речь шла не о том, чтобы подавить исполнительную власть: она нужна, потому что необходимо применять законы, речь шла о том, чтобы подчинить ее контролю власти законодательной.

 

Я настаиваю на этом: сама цель Французской революции состояла в том, чтобы, наступая на исполнительную власть, подчинять ее власти законодательной.

Чтобы лучше понять эту проблему Французской революции, вспомним a contrario, что тоталитарное государство (родоначальником которого некоторые современные сервильные писаки называют Французскую революцию) определяется противоположным образом.

Муссолини во время Марша на Рим, в 1923 году, дал ему ясное определение: тоталитарное государство (он создал термин) это высшая исполнительная власть, автономная и бесконтрольная. Тоталитарное государство представляется инверсией цели Французской революции, которая переняла у Первой Английской революции цели левеллеров. Вспомним также, что целью Гитлера было, помимо прочего, искоренение традиций Просвещения, прав человека и гражданина, и этой Французской революции.

 

********

Цель Революции 1789 состояла в том, чтобы провозгласить права человека и гражданина, выстроить высшую законодательную власть и найти новые способы подчинить исполнительную власть законодательной.

Между тем, первая конституция Революции, конституция 1791 года, была всего лишь компромиссом, главные черты которого я напомню:

- избирательное право было не всеобщим, а цензовым, связывающим права гражданина с богатством. Этот избирательный ценз был шагом назад по сравнению со Старым порядком, при котором Генеральные Штаты созывались на основе всеобщего избирательного права для мужчин (избирателем мог быть любой человек, достигший 25 лет и внесенный в списки налогоплательщиков).

- кроме того, законодательная власть была разделена между Собранием и королем, обладавшим королевским вето.

- к тому же, Собрание 13 мая 1791 г. утвердило рабство в колониях, и ввело во французское право презумпцию цвета кожи, так как 24 сентября 1791 г. свободные цветные граждане были лишены политических прав.

- наконец, Собрание отказалось дать положительный ответ на огромную антифеодальную жакерию июля 1789 г., именуемую Великим Страхом. Оно позволило даже сеньорам упрочить свое положение. Сеньориальные суды были уничтожены, но Собрание обеспечило сеньору, в рамках реорганизации системы правосудия, защиту их реальных прав.

Конституция 1791 г., нарушая Декларацию прав человека и гражданина, устанавливала аристократию богатых, мужчин и белых, которая во многих отношениях, была регрессом по отношению к обществу конца Старого порядка.

Левое крыло Собрания составляли тогда те, кто защищал Декларацию прав и ее применение, в то время как правое крыло противостояло самому существованию Декларации. Робеспьер, который принадлежал к левому крылу, безустанно защищал принципы Декларации прав против цензовой системы, против королевского вето, против узаконения рабства и лишения прав свободных цветных граждан, против Военного закона и репрессий в отношении всех форм народного движения.

В статье, появившейся в журнале «L' Histoire», Патрис Гениффе утверждает, что Робеспьер поддерживал конституцию 1791 года, поскольку он дал своей газете, выходившей с мая по август 1792 г., название «Защитник Конституции».

Какая курьезная интерпретация! В то время как сам Робеспьер все подробно объяснил. Разве все еще непонятно: Робеспьер опирался на принципы Декларации прав человека и гражданина, текст, который также обладает конституционной природой.

Именно в этом тексте определены принципы народного суверенитета и естественных прав. Именно в этот текст вписан принцип сопротивления угнетению, там же записан принцип верховенства законодательной власти и ответственности государственных служащих и депутатов перед их доверителями.

Робеспьер защищал Декларацию прав, которая входила в Конституцию, а не только текст 1791 года, который нарушал принципы Декларации. Именно в том напряжении, которое существовало между Декларацией прав 1789 года и текстом 1791 года, которые вместе составляли Конституцию, Робеспьер усматривал пружину самой Революции в сфере политики:

 

«Учредительное собрание держало в своих руках судьбу Франции и всего мира; оно могло поднять французский народ к наивысшей степени счастья, славы и свободы; оно оказалось ниже своей возвышенной миссии. Оно часто нарушало вечные принципы справедливости и разума, которые столь торжественно провозгласило. Права нации и человечества остались те же; но обстоятельства изменились, и они должны определить природу тех средств, которые мы можем использовать, чтобы восстанавливать во всей их полноте («Защитник Конституции», № I, 17 мая 1792).

В газете «Защитник Конституции» Робеспьер определенно подготовлял революцию, что стала революцией 10 августа 1792 г., которая отменила не Декларацию прав 1789 года, но аристократическую и расистскую конституцию 1791 года.

С 1789 г. Робеспьер развивал свои политические идеи на скамьях Собрания, как и в Якобинском клубе (или точнее, в Обществе друзей Конституции). Напомним, что в 1789 г., существовало очень сильное демократическое движение, порожденное и созывом Генеральных Штатов, и Великим Страхом, который мобилизовал три четверти крестьянства. Перед этим народным движением большинство Собрания испугалось и вотировало те репрессивные меры, о которых я буду говорить.

Точнее сказать, у Робеспьера, как у многих других, к 1789 г. сложились демократические политические взгляды. Конечно, события революции, революционные дни, жакерии, которые следовали друг за другом с 1789 г., позволили ему конкретизировать свои идеи и создать политический проект, который мае 1793 г. он сам назвал, народной политической экономией. Интересная формулировка.

 

 

Что такое народная политическая экономия Робеспьера?

Робеспьеровский проект был конкретным развитием принципов Декларации прав человека и гражданина. Робеспьер был не только депутатом, принадлежащим законодательной власти, но и философом и человеком действия.

В свете опыта народного движения, Робеспьер дал теоретическое обоснование новым правам человека: это право на существование и средства его поддержания. Крестьянское движение требовало со времен Великого Страха, отмены феодального строя без выкупа. Конкретно это означало, что крестьяне хотели не платить больше феодальные ренты сеньорам, и стать свободными собственниками своих цензив (цензивы составляли приблизительно половину возделанных земель во Франции). Кроме того, крестьяне хотели положить конец сеньориальной узурпации общинных земель (пастбища, леса, реки, морской берег, дороги и т.д.). Отмена института сеньории означала, что сельская община освобождалась от контроля сеньора и управлялась бы сама.

К тому же народу в ту эпоху угрожала трансформация капиталистической системы, которая пыталась взять под контроль рынок продовольствия. Крупные продавцы хлебного зерна договаривались с крупными производителями зерна, чтобы контролировать рынок, создавая оптовую систему хлебной торговли. В некоторых местах, в частности, в городах, они становились основными поставщиками хлебного зерна – продукта жизненной необходимости в ту эпоху – способными навязывать цены на рынках. Спекуляция на росте хлебных цен была одной из главных проблем того времени.

Учредительное собрание поддержало эту политику неограниченной свободы хлебной торговли и вотировало в октябре 1789 г., Закон о военном положении, чтобы подавлять народное сопротивление, которое вызывал рост цен. Военный закон был усилен законом Ле Шапелье, который, таким образом, является его частью, и этот Военный закон был применен против всех форм народного движения.

 Эта экономическая политика порождала волнения на рынках, все более усиливавшиеся с 1789 по лето 1793 гг.

Робеспьер вступил в дебаты о неограниченной свободе хлебной торговли чтобы уточнить альтернативную экономическую программу, рожденную из народного сопротивления как в городе, так и в деревне. Он ввел право на существование как новое право человека, которое следует записать в Декларации прав.

 

 

Остановимся на минутку на открытии этого права на существование, ибо это стоит труда.

Сторонники экономического либерализма оправдывали свободу торговли на основании права владельца располагать собственностью по своему усмотрению. Однако, отвечает Робеспьер, продукты жизненно необходимые не могут быть определены как исключительно частная собственность именно потому, что они общественно необходимы. Значит, следует признать общественный характер этих продуктов. Как? Объявив право на существование каждого индивида в такой экономической системе, где право собственности не сможет посягнуть на жизнь людей.

Чтобы осуществить право на существование и признать общественный характер жизненно необходимых продуктов, надо подчинить использование права собственности праву на существование, и ограничить законом использование права собственности.

Чтобы контролировать хлебную торговлю, надо осуществить аграрную реформу, цель которой будет состоять в том, чтобы предоставить землю безземельным крестьянам и сельским рабочим, перестроить общественные рынки, и создать зерновые склады, контролируемые местными властям (коммуны, дистрикты).

Напомним, что эта аграрная реформа начала осуществляться: летом 1793 г. Конвент безвозмездно отменил 17 июля феодальные права; держатели стали свободными собственниками. Общинные земли были признаны собственностью коммун. Продажа национальных имуществ должна была производиться мелкими лотами, чтобы позволить бедным крестьянам их приобретать. Наконец, народное законодательство зарезервировало часть национальных имуществ в мелких участках для передачи сельским беднякам. Это законодательство было применено – и полностью сохранено при всех реставрациях.

Это законодательство сопровождалось политикой максимума, которая предусматривала создание общественных зернохранилищ и государственное регулирование цен, чтобы сдерживать рост цен. Военный закон и закон Ле Шапелье были отменены 23 июня 1793 г.

Вернемся к Робеспьеру: он развил критику неограниченного права собственности, в том числе собственности на людей – в отношении рабства негров в колониях. Рабовладельцы исключили негров из человеческого рода, приравнивая их к вещам. Декларация прав человека и гражданина объявившая, что любой человек имеет право на свои права, постольку поскольку он принадлежит человеческому роду, основывает общественный договор на поддержании этих прав.

В своем проекте Декларации прав Робеспьер уточнил требование запрета рабства, провозгласил право на существование и подчинил использование права собственности этим принципам.

Напомним, что именно монтаньярский Конвент, 16 плювиоза II года – 4 февраля 1794 г., предпринял первую попытку отменить рабство в колониях, процесс, который, как мы знаем, и сегодня не завершен, и даже наоборот.

Право на существование и единство человеческого рода ставили проблему свободы во всей ее полноте. У защитников неограниченного права собственности была особенная концепция права: для них, право состояло в том, чтобы освободить собственность, в то время как защитники единства человеческого рода и права на существование намеревались освободить человека, а не вещи.

Их концепция права состояла в том, чтобы защищать индивидов и человечество. Право, таким образом, мыслилось как свойство человеческое, универсальное для человеческого рода.

ОКОНЧАНИЕ СТАТЬИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment